Интервью с Валентином «Zloy» Кузьминым.

Хулиган, гонщик, основатель самой первой мотошколы в Москве, инструктор и просто мотоциклист до мозга костей – о себе, о мото, о жизни.

Журнал “Активный Отдых” №10 2019г.

 Как случилось, что вы к мото пришли, Валентин? 

Захотелось. В 14 лет купил мотоцикл, сел и поехал.  

– Что за мотоцикл? 

«Ява». Без прав и регистрации. Тайком от родителей.   

Заначку скопил и купил. Хотелось очень. 

– А экипировка? Была? 

Ага.  Косынка и – вперёд. (смеется). Не было никакой экипировки –  80е. Тогда техника только отечественная была, а экипировки и в помине не было. Что было, в том и ездили.  

– И как ездили-то – без документов совсем?  

Ночами гоняли. По району по-тихому. Мотоцикл прятали в другом дворе в подъезде. На Подсосенском. Я на Курской родился, на Лялином переулке – там все дворовые банды и были.  

– По-тихому? Не заводили что ли? 

Катали (смеется). Недели через две милиция и сцапала на перекрестке Яковоапостальского. В отделение и забрали.  

26е отделение милиции там тогда было, так родители и узнали о мотоцикле. Я отпирался, конечно, – не мой, дали покататься. Они все поняли, отец мотоцикл в гараж забрал и поставил условие: отдаст после армии.  

– Условие сдержал? 

Конечно. Всегда сдерживал. После армии появилась вторая «Ява».  

– И понеслось? 

Точно! (смеется, отмахивается рукой) 

– Большое тогда мотосообщество было?  

Человек 10-15 бандой ездили стабильно.  А там на точках сбора и от сотни собиралось. 

– Где собирались в основном? На Воробьевых? 

Нет, на Воробьёвых тогда не стоял никто. На набережной Лужники основное место сбора было, Площадка у цирка на цветном бульваре. На вокзалах тусили – там столовки ночами работали и, пельменная еще на Солянке для таксистов, – тоже круглосуточная. Движуха там была. 

– Возрастной диапазон мотоциклистов какой был в основном? Зачем садились на мотоциклы? Не было же необходимости для скорости перемещения? Пробок не было таких в Москве. 

Дети. Молодняк в основном собирался. Тусовки ради. Интересно было, круто. Девчонок катали. Банда хулиганов, че хотите? (смеется)  

– Гоняли!? 

Конечно. За 100ку шли. Сколько мотоциклы выжимали, столько и шли. «ЧЗ» тогда были – чешские моты считались фильдиперсывыми, как R1 сегодня. Они помощнее двигались. А так в основном «Урал» без коляски, «Восходы» у народа были. Потом уже после 90х другая техника стала появляться.  

– У вас какая? 

 Honda Fireblade 900 официально купленная, с документами. Но по-прежнему без прав.  

– Экип? 

Пришлось купить. Косынку сдувало (смеётся). Фул экип – шлем, перчатки, штаны, боты. Все как полагается. Куртки. Много их у меня было. Спиленных… 

 В смысле? Падали? 

Конечно. На них нарабатывалось то, что смогло бы помочь потом избежать у других.  

– То есть на себе нарабатывали – как надо, а как не стоит? 

Да. А как еще? 

– Серьезные падения были? 

Серьезных нет. Трафика такого в Москве раньше не было. 

Гоняли вечером в основном. Без переломов и больничек как-то обходилось.  

– Как пришли к организации школы? Как поняли, что можете обучать? 

Само собой как-то… Сам ездил, смотрел, как ездят другие, постепенно приходило понимаете, как правильнее, в что приводит к падению.  

– А саму школу?  

Да, как-то так же.  Костяком банды. Сколько нас тогда было?  Балбес, Фурыч, Мультик основные… Олег еще был, – фамилию не помню… еще пара приходящих/уходящих. Решили школу замутить.   

Место было, где сейчас здание Дом2. Площадку мотошколы там сделали. Своими силами собирали парк техники, учили на своих мотоциклах. Ангар там небольшой был. Потом он сгорел. 24 мотоцикла там было к тому времени. 

– Сгорел? Как так получилось? 

(молчит). В нашей стране мало что само загорается. После этого территория прошла под застройку. 

– Но это вас не остановило? 

Нет. Надо было продолжать. Дело пошло. Переехали на Торпедо. Начали по сути все с начала. По сей день эта школа существует на том же месте.  

– С названием долго определялись? 

Обсуждали. В итоге пришли к названию PRT (Pilot Racing Team). Логотип рисовал сам.  

– Даже так?! Умеете рисовать? 

Немного. Когда надо, многое начинаешь уметь. 

– Как получилось так, что вы сейчас не в PRT 

Так получилось… Я одно время вообще прекратил что-либо делать. Много времени ушло. А время такая штука… 

– И спустя время снова все заново? 

Снова. 

– И как это – снова? Нашли силы и ресурсы вернуться к своему делу? 

Нашёл. Александра Андреева нашёл.  

Он был и Верховников. Шкетами на мопедах еще гоняли. На Polini. Стантить пытались. Стант только начал зарождался тогда. Но Юрка как-то больше при PRT был уже. Канкадзе, «Аркобат» там же катали, он с ними ближе был, а Андреев… 

– Решили сделать ставку на «чистый лист» и новое направление в мотоциклизме?  

Да. Стантрайдинг – это интересно, зрелищно. Привлекает внимание. Но техники много требует, системных тренировок и вложений. Один мотор на стантерский байк – расходник. Если заниматься профессионально, без поддержки расти нереально. А перспектива в нем была. 

– Вы поддержали? 

(Кивает). Да. 

– Уже с именем Андреева вы обосновались на площадке базы каскадеров в Сетуни? 

 Да. На летний период. Потом ангары смотрели, – 3 штуки их было. Сложно с землёй на эту тему в Москве. Либо с расположением, либо без вытяжки, либо цены… представляешь себе? 

– На данный момент с Андреевым вы больше не сотрудничаете? 

Нет.  

– Почему? 

Потому что, если берешься делать дело, – его нужно делать. С людьми и для людей, а не только спать и тренироваться. 

– Жалеете, что выбрали в партнеры Андреева? 

Нет. Выбор есть выбор. И есть его последствия. Ему нужно было имя. Мне имя по барабану… мне важнее учить. Чтоб было безопаснее на дороге.  

– И Вы продолжаете? 

Да. Адрес тот же. Все так же. Название другое просто. Motoleon. 

– Название и логотип снова сами? 

Ну, да. Дело ж не в название. 

– Стантрайдинг остался? 

Да, обучаем. Техника же школьная была изначально. Она и осталась. Учить есть кому, – кто умеет с людьми общаться. 

– А сами стантите? 

На заднем могу вжарить  

– И по городу? 

Случается.( смеётся). В междурядье. 

– Это же небезопасно для окружающих? 

Это можно делать, когда ты понимаешь, что ты делаешь и как. Как портить воздух, знаешь, – надо понимать, где это можно делать, а где не стоит.  

– Валентин, Вы известны в мотокругахкак Злой? Как так случилось? 

Ну, так… ездил так. Взрывной по натуре, а по молодости дури много. Уже не помню, если честно, кто назвал так. У всех тогда «погремухи» были. Шлем всей бандой подарили тогда с надписью «Zloy».  

– Что вас может разозлить? 

Все зависит от того, что происходит.  Дебилы на дорогах, которые делают, что хотят. И не только на дорогах… а так я добрый на самом деле. 

- Каждый ваш ученик для Вас — это…? 

Это человек. И время. Его и мое. Время жизни. С чем предстоит столкнуться на мотоцикле, и как этого можно избежать. 

– Жизнь порой бьет ключом, порой по голове, и эти удары — … это? То, что происходит. Не так, как тебе хотелось бы. Оно от тебя не зависит.Оно просто происходит. 

– Не любите, когда от Вас что-то не зависит? 

Кто это любит? Хотелось бы рассчитывать, планировать что-то, но порой происходит «здрасьте» и все твои расчеты катятся к…  

– Вы планируете что-либо? На завтра, на неделю, на год? 

Не готов сказать. Чаще оперирую тем, что есть.  

– Насколько вы притязательны к бытовой части жизни: одежде, среде обитания, еде?  

Равнодушен. Не важно в чем я хожу или езжу, важнее, что я в этом могу делать. В еде? Кофе вот люблю из чашек пить (показывает на посуду на столе, из которой пили кофе во время беседы), не признаю одноразовую посуду. Сырники маманины люблю. И борщ. 

– Вы курите? 

Ага, каждый день. Во сне. 

– А если серьезно? 

Бросил 10 лет назад.  

– Почему? 

Просто бросил. Надоело. Не интересно стало. Хотя курил, как на мотик сел. Лет с 15. 

 
– Ваша сумасшедшая деятельность и образ жизни — одна из причин, по которой вы так и не завели семью?  

Не знаю. Мотоциклизм здесь не при чем.  

 
– Счастье  – это…? 
У каждого своё. Это делать то, что нравится, делать это по-людски, от души и для тех, кому это нужно. 

– Каждую ночь перед сном нужно задавать себе простенький вопрос – какой? 

Проснемся ли завтра? 

– И если ответ положительный? 

Продолжим.  

Беседовала Бутырина Лариса